Фигурист Александр Смирнов: интервью про работу в группе Москвиной, клуб «Мастер», четверные у пар, Юко Кавагути

0 просмотров Нет комментариев

«Стоим с Кавагути за бортиком, только по разные стороны». Интервью с Александром Смирновым

В финал Гран-при России попали сразу четыре пары Тамары Москвиной. На взрослом уровне эта школа доминирует в нашей стране – чего стоит одна конкуренция Бойковой/Козловского и Мишиной/Галлямова! Месяц назад выяснилось, что в тренерский штаб Тамары Николаевны полноценно вошёл двукратный чемпион Европы и участник Олимпийских игр в Ванкувере Александр Смирнов: он выводил пары на чемпионате Санкт-Петербурга.

После завершения карьеры Смирнову удалось потренировать едва ли не все категории спортсменов: от маленьких детей и начинающих взрослых до олимпийских чемпионов. Сейчас он совмещает тренировки подрастающего поколения и работу с топ-парами мирового уровня.

Фигурист Александр Смирнов: интервью про работу в группе Москвиной, клуб «Мастер», четверные у пар, Юко Кавагути

Две пары Москвиной творят чудеса! Их усложнения — как четверные у одиночников

В большом эксклюзивном интервью «Чемпионату» Александр рассказал:

  • над чем и как он работает с парами Тамары Москвиной;
  • как поживает его собственная школа для юных фигуристов и взрослых любителей;
  • каков сейчас уровень парного катания в мире;
  • чем сейчас занимается его бывшая партнерша Юко Кавагути;
  • стоит ли нашим спортсменам возвращаться на мировую арену под нейтральным флагом.

«Уже несколько месяцев плотно работаю с парами Москвиной»

– На чемпионате Санкт-Петербурга вы выводили на старт Анастасию Мишину и Александра Галлямова, в свою очередь, ребята назвали вас своим тренером.– Я помогаю Тамаре Николаевне [Москвиной], всему нашему дружному коллективу. Мы уже несколько месяцев очень плотно работаем. Началось это всё ещё год назад, когда Тамара Николаевна с Артуром Минчуком полетели на сборы перед Олимпиадой. Получилось так, что осталось несколько пар, и нужно было приглядывать. Тамара Николаевна попросила меня, я остался на месяц. После возвращения спросили мнение у ребят, моё мнение – что понравилось, что нет. Хоть я и помогал Тамаре Николаевне, всё-таки больше времени проводил с одиночниками. После этого Тамара Николаевна сказала, что хотела бы видеть меня в команде, была бы рада, если бы я помогал на постоянной основе.

На чемпионате Петербурга мы всей нашей командой выпускали всех ребят, все четыре пары. Может быть, так получилось, что чехлы у одних ребят забирал или водичку подавал, что-то подсказывал, это не означает, что я работаю только с одной парой.

Фигурист Александр Смирнов: интервью про работу в группе Москвиной, клуб «Мастер», четверные у пар, Юко Кавагути

Артур Минчук и Тамара Москвина

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

– Получается, со всеми топ-парами сотрудничаете в равной степени?– Да, работаю со всеми парами. Тамара Николаевна – очень грамотный тренер, недаром у неё столько чемпионов. Чтобы глаз не замылился на одной и той же тренировке: пятнадцать минут один тренер, потом ещё пятнадцать минут – другой. Ребята не успевают расхолаживаться, подстраиваться под одного специалиста, раз – и ритм сменился.

– В чём именно заключается ваша работа? Это подсказки у льда или же полноценная работа на катке с демонстрацией элементов?– Специфика работы с парным видом в том, что ребята приходят в зал, и там уже присутствует весь тренерский состав. Мы с Артуром Леонидовичем всегда готовы, если что, показывать поддержки, что-то придумывать, обучать этому ребят. Не просто сидим на лавочке, пьём кофе и рассказываем друг другу анекдоты, а полностью участвуем в процессе, подсказываем, показываем. На льду тоже: и все технические элементы, и с хореографией работаем. Все сами катались – в разное время, у разных постановщиков, благодаря Тамаре Николаевне мы вообще поработали со всеми великими мировыми тренерами и постановщиками. Опыта много, есть чем делиться.

– На финале Гран-при России можно будет увидеть вас за бортиком?– Возможно, да. У нас четыре пары отобрались в финал: одна юниорская, три взрослые. Думаю, что просто не хватит рук и придётся задействовать всех тренеров, раз четыре пары.

– Как сейчас себя чувствует Тамара Николаевна?– У неё была небольшая операция, но сейчас она уже в строю. Обязательно участвует в подготовке.

– Александр Галлямов отмечал, что при выводе на старт вы создаёте очень веселую атмосферу и хорошо разряжаете обстановку. Пользуетесь какими-то лайфхаками из собственной спортивной карьеры?– Первое – ищу подход к паре, смотрю, в каком состоянии сейчас ребята, на общую обстановку на катке. Если кто-то ходит нервный – чтобы это ребятам не передавалось. Сама Тамара Николаевна так делала: «А что грустить? Посмотрите, какое счастье – пришли все красивые, в костюмах, толпа ваших болельщиков пришла посмотреть, порадоваться за вас. Чего волноваться и грустить?» И я считаю, что в жизни сейчас и так много моментов, когда можно погрустить, а остаться в хорошем настроении и расположении духа – это ещё нужно уметь.

– Пары Тамары Николаевны иногда критикуют за «старый» стиль постановок. Как вы на это смотрите?– Я читал эти комментарии от болельщиков или от «болельщиков» — в кавычках. Допустим, кто-то говорит: «Ну что они взяли этот вальс, его уже катали сто лет назад». Так это же классика! Каждый вальс исполняется новыми спортсменами по-другому. Тамара Николаевна имеет колоссальный опыт и в выборе музыки, и в постановке программ, у неё не один олимпийский чемпион. Все эти идеи не просто так возникают в её голове, она консультируется с судьями, готовит несколько музык на сезон, не открывая всех планов.

Фигурист Александр Смирнов: интервью про работу в группе Москвиной, клуб «Мастер», четверные у пар, Юко Кавагути

Анастасия Мишина и Александр Галлямов

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

И опять же: программа в начале сезона может быть одной, не каждый диванный критик может заметить, что к концу, к олимпийскому состязанию, она подошла совершенно в другом виде. Каждую рабочую неделю добавляются какие-то маленькие штрихи – то музыку изменить, то ещё что-то. Тамара Николаевна постоянно думает, может быть, можно как-то улучшить костюмы, читает положительные и отрицательные отзывы. Как показывает практика, её пары на первых местах, значит, всё она делает правильно. Мы с Юко тоже сталкивались с тем, что слышали: «Эта музыка им не подойдёт», а потом получалось наоборот – какие-то наши программы вызывали восхищение. Тот же Пётр Ильич Чайковский, которому столько лет – никакой не нафталин. Постановщики привлекаются самые лучшие, не приходит дедушка с палочкой из музея фигурного катания и ставит программы. Узко смотрят, а Тамара Николаевна смотрит широко.

Фигурист Александр Смирнов: интервью про работу в группе Москвиной, клуб «Мастер», четверные у пар, Юко Кавагути

Мишина и Галлямов проиграли из-за «советского» стиля? Ну нет, он им очень идёт!

Фигурист Александр Смирнов: интервью про работу в группе Москвиной, клуб «Мастер», четверные у пар, Юко Кавагути

Мишина и Галлямов повторяются третий год? Дело даже не в контенте, а в образах

«У Бойковой/Козловского и у Мишиной/Галлямова четверной выброс был готов на 70-80%, одна из пар решила не рисковать»

– Пары Москвиной в этом сезоне активно начали тренировать четверные элементы. Как вам кажется, есть ли сейчас смысл пробовать такие вещи, учитывая не такую высокую стоимость?– Это может быть спор на много часов. К чемпионату по прыжкам ребята специально подготовили четверные выбросы и подкрутки, этот турнир показал, что хорошее исполнение тройных приносит бóльшие оценки, чем исполнение четверных на среднем уровне. Не дай бог помарка или ошибка – баллы будут другие. Но если так посмотреть, давайте и тройные тогда уберем? Будем двойные прыгать, с руками вверх, с ногами в сторону, в шпагате как угодно. Облегчим, и не будет никакой травмоопасности.

Я за то, чтобы разучивать четверные. И Дима с Сашей, и Саша с Настей – у обеих пар был готов на 70-80% четверной выброс, просто одна из пар решила, что не стоит рисковать, были свои сложности. Однако они готовили. У Димы с Сашей готова четверная подкрутка, они продолжают в зале и иногда на льду её делать. Естественно, сейчас не вставляют, по оценке это не нужно. Но убирать сложность – это шаг назад. Будут всё просчитывать, делать по уму. Если элемент будет отнимать силы от всей остальной программы, если делать только его и не докатывать хорошо всё произведение, то смысла в этом не будет. А когда элемент станет лёгким и будет в плюсовой зоне, то мы его вставим.

Сейчас появилось много пар, которые хорошо прыгают, ребята начали усложнять прыжковые комбинации. В этом прелесть парного вида – у нас развязаны руки, мы можем увеличивать сложность во все стороны. И в катании приближаться к танцам, показывать не просто «разбег-элемент», а катание, образ. Чтобы это был танец, переходящий в сложные красивые элементы. Можно делать каскады из тройных прыжков, владеешь четверным – прыгай четверной. Будем развиваться во все стороны. Что будет больше оцениваться судьями, тому будем уделять внимание и двигаться туда. Нравиться нам может одно, а двигаться мы должны так, чтобы увеличивались оценки.

– Вы каким-то образом помогаете ребятам с четверными элементами? Передаёте свой опыт?– Это тонкая работа – передаём ощущения, снимаем на видео, помогаем на лонже. Всё так же, как и мы когда-то работали с Юко. Потихонечку, полегонечку. Ребята хотят, а все мы в тренерском составе опасаемся травм, не хотелось бы их. Работа ведётся, четверные – это совместные элементы, нужно, чтобы люди настолько чувствовали друг друга, что дышали в одном ритме.

– Что касается травм, падение Александры Бойковой с четверного выброса на прыжковом турнире выглядело очень опасным.– Не скажу, что она там сильно упала, это нормальный рабочий процесс. Ребята на той стадии, что мы с ними на лонже уже не работаем, они готовы заходить и делать с приличной скоростью.

Фигурист Александр Смирнов: интервью про работу в группе Москвиной, клуб «Мастер», четверные у пар, Юко Кавагути

Александра Бойкова и Дмитрий Козловский

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

– Если не в этом сезоне, то в следующем можно будет ждать четверные на соревнованиях?– Будем смотреть, это будет зависеть от того, какие соревнования будут в сезоне, как у ребят будет со здоровьем. Очень много факторов. В этом сезоне четверные не нужны были, просто для себя ребята начали учить и практически овладели. Это здорово, это саморазвитие.

– Конкуренция в группе Тамары Николаевны идёт парам только в плюс?– Считаю, что в любой группе здоровая конкуренция – это всегда большой плюс. Ребята не должны стоять на месте, чувствовать себя единоличными лидерами, потому что это очень сильно расслабляет. Вижу тенденцию у молодых спортсменов: выиграть что-нибудь и очень быстро расслабиться. Мы, взрослые бывшие спортсмены, понимаем, как это всё нарабатывается и насколько быстро это уходит.

Если ребята друг друга на разных соревнованиях обыгрывают, они подстёгивают друг друга к работе. Это ещё один стимул работать сильнее и усерднее. Думаю, что ни один здравомыслящий человек не скажет, что здоровая конкуренция в группе – это плохо.

«Если падает технический уровень и элементы не настолько сложные, сделайте хотя бы какие-то захватывающие программы»

– Юко Кавагути раньше помогала вам в работе с парами, а сейчас это сошло на нет? Видела её на некоторых соревнованиях в качестве технического специалиста.– Да, Юко участвует в судействе и хочет продолжать ещё кататься. Я больше всё-таки хочу тренировать, помогать Тамаре Николаевне, развивать ребят в своём клубе. Тратить время на них, а не на своё катание. Юко продолжает кататься в шоу и иногда принимает участие в судействе соревнований. Мы теперь стоим за бортиком, только с разных сторон (улыбается). Часто видимся, когда приходим на тренировки, она с другим партнёром, что-то помогаю, подсказываю. Нормально общаемся и видимся.

Фигурист Александр Смирнов: интервью про работу в группе Москвиной, клуб «Мастер», четверные у пар, Юко Кавагути

Александр Смирнов, Юко Кавагути и Тамара Москвина

Фото: РИА Новости

– Не думали над тем, чтобы пойти по пути судейства?– Никогда судить не хотел, потому что это тоже очень сложно. Очень неблагодарный труд. Сидишь, оцениваешь, а потом тебя все ругают, что ты не так всё понял и не так оценил. Понимаю тех судей, которые раньше катались, имеют звания и регалии, они – мастера своего дела, понимают, что и как оценивают. Правила прописаны, они довольно сложные, судьи и тренеры обязаны их знать. Мы пытаемся их выполнить, а болельщики не обязаны их знать.

– Следите ли вы за международными стартами в этом сезоне и согласны ли с мнением, что мировое парное катание сейчас находится в упадке?– Любой тренер в любом виде – одиночном, парном, танцевальном – следит за развитием фигурного катания во всём мире. Мне было неинтересно смотреть чемпионат Европы, чемпионат четырёх континентов в парном катании. Я сам могу выйти, попрыгать двойные, Юко придёт, покатается, то же самое спокойно сделает. Уровень очень сильно упал. Не увидел каких-то шедевральных программ — если падает технический уровень и элементы не настолько сложные, сделайте хотя бы какие-то захватывающие программы, покажите катание. Люди с обычных троек падали. Как специалист я посмотрел, последил за женским и мужским катанием. Там всё-таки поинтереснее.

Фигурист Александр Смирнов: интервью про работу в группе Москвиной, клуб «Мастер», четверные у пар, Юко Кавагути

Наши фигуристы легко расправились бы с европейцами. Россия могла выиграть семь медалей ЧЕ

Фигурист Александр Смирнов: интервью про работу в группе Москвиной, клуб «Мастер», четверные у пар, Юко Кавагути

33,86 балла за короткую программу! Разбираем прокат худшей фигуристки чемпионата Европы

– В этом сезоне на первый план вышла пара из Японии. Что можете о них сказать?– Ребята катаются достаточно давно. Из-за отсутствия более опытных конкурентов они выезжают на опыте. Нет чистых прокатов, было нечемпионское катание. Умудрились откатать короткую без элемента и быть впереди с отрывом. При нормальной конкуренции, в короткой с ошибкой – для нас это, конечно же, смешно. А так они на уровень выше, чем остальные, у них опыт, они катаются давно.

Фигурист Александр Смирнов: интервью про работу в группе Москвиной, клуб «Мастер», четверные у пар, Юко Кавагути

Рику Миура и Рюити Кихара

Фото: РИА Новости

– Как вам кажется, что нужно для развития парного катания в других странах? Не хватает талантов или специалистов?– Думаю, что талантливых ребят полно везде. Наш вид энергоёмкий, нужно уметь всё – и прыгать, и кататься, исполнять силовые элементы. Нужно посвящать этому много времени. Европейская система подготовки просто не предусматривает такого тренировочного процесса, это считается во зло. А у нас нужно идти и преодолевать себя, терпеть. Ребята накатывают программы, которые потом выглядят блестяще. Классно, чисто, здорово – но нужно знать, через что они проходят, сколько раз они это накатывают. Один элемент не получается, нужно вскочить и ехать дальше, а не лежать на льду и биться в истерике. Всё накатывается через тяжёлый труд, к которому пока европейцы, наверное, не готовы. Они иногда пугаются, когда им рассказывают сказки, что у нас на аренах кричат, ругаются и бьют детей (смеётся). Хотя, опять же, если тренер прикрикивает, то никогда не оскорбляет. Кому-то нужен такой всплеск, а до кого-то быстро доходит, если спокойно объяснять.

Фигурист Александр Смирнов: интервью про работу в группе Москвиной, клуб «Мастер», четверные у пар, Юко Кавагути

«Смешно рассматривать зарубежные пары как соперников». Интервью с ярким дуэтом юниоров

– В последние месяцы активно обсуждается возможное возвращение наших спортсменов на международные старты под нейтральным флагом. Если поступит всё же такое предложение, например, от МОК, им стоит возвращаться?– Мы уже ездили на Олимпиаду под нейтральным флагом, вместо гимна играл Чайковский. Я не вижу глобальной проблемы, что надо идти и бойкотировать. Принимаю сторону спортсменов: ребята готовились, жили подготовкой к Играм — здорово, если у кого-то в жизни будет две Олимпиады. Для спортсмена топового уровня это главные соревнования в жизни. Я считаю, что если не будет никаких других подоплёк вроде «признайте, что вы против каких-либо действий Российской Федерации», принуждения, отказных писем, если останется всё, как раньше – то бойкотировать не нужно. А если будет какое-то принуждение, поклон нужно будет сделать в сторону того, что творится сейчас в мире… Партнёров А, партнёров В, партнёров С. Зачем это всё показывать? Мы видели этот цирк на чемпионате Европы, полностью согласен с комментариями некоторых болельщиков, слава богу, мы в этом цирке не участвовали. А так – я обеими руками за то, чтобы наших ребят пустили на соревнования, не только в фигурном катании, все виды выиграют от присутствия наших замечательных атлетов.

Фигурист Александр Смирнов: интервью про работу в группе Москвиной, клуб «Мастер», четверные у пар, Юко Кавагути

«Без сомнений нужно соглашаться на нейтральный флаг». Интервью с героем Олимпиады-2010

«Сколько у нас Кулибиных, сколько сталеваров, неужели мы не можем сделать лезвия лучше, чем английские?»

– С одиночниками вы занимались исключительно в своей школе или также работали с кем-то в клубе Москвиной?– Так получилось, что я сделал свои первые тренерские шаги, когда получил травму и начал восстанавливаться. Чтобы быстрее вернуться, начал давать частные уроки. Почувствовал тягу и интерес к тому, чтобы тренировать детей. А потом так получилось, что ко мне попросились и взрослые любители. Тогда у нас только начиналась популяризация любительского катания, сейчас уже достаточно популярно взрослое катание и у нас, и в мире.

Потренировал детей, взрослых, очень понравилось, и потом сделал небольшой перерыв, потому что мы с Юко [Кавагути] ещё выступали два года, довольно неплохо. После завершения карьеры я чётко понимал, что хочу тренировать. Тамара Николаевна дала мне шанс начать самому. Не просто: «Иди, Саша, под крыло», а попробовать сделать что-то самостоятельно, поучиться. Тамара Николаевна много что показывала и рассказывала, но собственный опыт – это собственный опыт.

– А с кем интереснее работать – с маленькими детьми или с прославленными чемпионами, которые многое умеют?– По-своему интересно и с теми, и с другими. Конечно, большая разница в уровне, но сейчас я поймал большой кайф в работе с малышами, которым по семь-восемь лет. Они не только встали на конёчки, а уже что-то умеют, готовы идти дальше, разучивать двойные прыжки. А высочайший уровень – когда уже элементы ультра-си учим. Не то что шаг вправо, шаг влево, даже дышать в унисон нужно.

– Почему решили назвать собственный клуб «Мастер»?– В Петербурге много клубов, помимо государственных, – «Тёплый лёд», «Невский лёд» и подобные. Решили выбрать покороче и чтобы было понятно – здесь готовят ребят на высоком уровне. Кто даёт хороший продукт? Мастер своего дела. Сначала сам на бумажке порисовал, потом с людьми поговорил, проверили, не занято ли это название, зарегистрировали товарный знак.

Фигурист Александр Смирнов: интервью про работу в группе Москвиной, клуб «Мастер», четверные у пар, Юко Кавагути

Александр Смирнов с воспитанниками школы «Мастер»

Фото: vk.com/sportclubmaster

Начинали с семи детишек, сейчас их уже 30: дети с шести-семи лет до 16. Есть ребята, которых мы вели все четыре года существования. Они приходили, прыгали одинарные аксели, а сейчас уже с пятью тройными бьются за разряды, выступают на первенстве города.

В мае планируем провести первые соревнования для детей от нашего клуба. Сейчас в Твери проходит турнир на мои призы, планируем сделать и здесь, если позволит регламент и всё утвердим, будет призовой фонд. Хотим, чтобы всё прошло на катке с трибунами, чтобы для родителей получился полноценный праздник. И так часто в разных клубах родителям запрещают смотреть на тренировки, а мы открываем окна. Если родители начнут тренировать через окно, то шторы быстро закроются. Моя задача – чтобы был результат и тренировки шли в открытом режиме.

Помимо того, что у нас есть детское отделение, ещё ведём группу взрослых любителей. Когда началась пандемия, эта группа распалась. Если детям было разрешено кататься, то сборы взрослых — нет. После 8 марта будем возобновлять традицию, собирать любителей на мастер-класс в загородном клубе – лёд, час классического балета, чаепитие.

– Какого уровня можно добиться взрослому человеку? — С ними тоже очень интересно работать. Всё зависит от того, чего хочет сам человек. У нас катались ребята, которые уехали жить в Канаду – катались в паре, пробовали парные элементы делать, высокие поддержки. Нет предела совершенству, главное – желание. Взрослых обычно ограничивает только одно – это страх падений. Маленький встал, отряхнулся, а взрослым лучше не падать (улыбается).

Кто-то просто хочет научиться стоять на коньках, кого-то интересуют прыжки и вращения, кто-то ездит по разным соревнованиям в разных городах.

– Дорого ли на сегодняшний день отдавать ребёнка в фигурное катание?– Основная проблема – это инвентарь и экипировка, потому что ледовых арен становится больше. Лёд стало находить проще, тренеры мобильные. А инвентарь стал стоить практически в три раза дороже. Допустим, мои профессиональные коньки сейчас стали стоить 150 тысяч. Слава богу, я не постоянно скачу, и у меня они прослужат долго, а у того, кто ежедневно тренируется и делает тройные прыжки, может что-то и ломаться.

Хотелось, чтобы, может быть, кто-то обратил на это внимание и открыли бы у нас в России производство. Сколько у нас Кулибиных, сколько сталеваров, неужели мы не можем сделать лезвия лучше, чем английские? Неужели не можем пошить ботинки лучше итальянских или французских? Нужно время и внимание, думаю, наши специалисты могут сделать не хуже.

Источник: championat.com

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

четыре × 2 =

kwork
sport