Великий фигурист Николай Панин-Коломенкин во время войны: обучение солдат, отряд на коньках, смерть ученицы, блокада

0 просмотров Нет комментариев

Военный инструктор и создатель отряда на коньках. Как великий фигурист помогал на войне

Первый олимпийский чемпион в истории России Николай Панин-Коломенкин по праву считается основоположником фигурного катания. Соревновался он под фамилией Панин и отличался исключительным мастерством в вычерчивании сложнейших фигур на льду. А ещё совершил настоящую революцию, создав прообраз современных фигурных коньков. При этом он был спортсменом-универсалом: в числе его дисциплин также значились лёгкая атлетика, плавание, езда на велосипеде, гребля, лыжи. По стрельбе из пистолета он даже участвовал в ещё одной Олимпиаде!

Был он и успешным тренером, и педагогом: руководил школой мастеров фигурного катания и преподавал в Институте имени Лесгафта в Ленинграде — мечтал создать кафедру фигурного катания. Но все планы перечеркнула война: вместо фигуристов он стал тренировать солдат и партизан, переживая одно горе за другим.

Незаменимый военный инструктор

На момент начала войны Панин-Коломенкин приближался к порогу 70-летия, поэтому на фронт его не отправили. Однако это не помешало ему внести значимый вклад в общее дело Победы. Оставшись в Ленинграде, он продолжил работать в Институте Лесгафта, который в то время стал площадкой для обучения молодых красноармейцев. Занятия проходили на стадионе института, а инструктировал солдат сам Панин-Коломенкин. Когда же город оказался в блокаде, Николай приступил к боевой подготовке и простых граждан. Под его руководством партизанские отряды учились не только стрельбе, но и приёмам рукопашного боя, метанию гранат и связок бутылок с зажигательной смесью.

Великий фигурист Николай Панин-Коломенкин во время войны: обучение солдат, отряд на коньках, смерть ученицы, блокада

Николай Панин-Коломенкин

Фото: Getty Images

С приходом зимы Коломенкин приступил к военно-лыжной подготовке бойцов. Пригодились и его навыки фигуриста: благодаря ему появился конькобежный отряд, который участвовал в организации поставок продуктов и других необходимых товаров по легендарной Дороге жизни. А ещё партизаны на коньках доставили немало проблем немцам.

Помимо практического обучения, Панин-Коломенкин успевал писать методички по подготовке солдат. Наиболее известные — «Каждый самокатчик — связист и разведчик», «Привал лыжников и ночёвка в населённых пунктах».

Великий фигурист Николай Панин-Коломенкин во время войны: обучение солдат, отряд на коньках, смерть ученицы, блокада

«Переворот происходит». Фигурное катание изменится до неузнаваемости из-за новых правил

Потеря лучшей ученицы и любимой собаки

К сожалению, война заставила великого чемпиона, как и всех, изрядно хлебнуть горя. Сражаться с захватчиками отправились многие его ученики: вернутся назад они или сложат свои жизни за Родину? Угадать невозможно, оставалось лишь верить. Но за тех, кто остался в блокадном Ленинграде, переживаний у Николая было не меньше. Именно там от голода умерла его самая одарённая воспитанница Ксения Цезар — пятикратная чемпионка России по фигурному катанию и первая от нашей страны участница чемпионата мира среди женщин. Узнав о её смерти, Панин-Коломенкин не мог уложить это у себя в голове: «Цезар? Молодая, весёлая, в кудряшках?»

Великий фигурист Николай Панин-Коломенкин во время войны: обучение солдат, отряд на коньках, смерть ученицы, блокада

Ксения Цезар

Фото: vk.com

Другая трагедия случилась с его собакой. В окружённом Ленинграде для неё не осталось еды, и всё шло к тому, что она тоже умерла бы от голода. Но Николай не хотел, чтобы его питомец мучился, поэтому принял тяжёлое решение — застрелить своего четвероногого друга. Этот выстрел стал для Панина-Коломенкина последним.

Великий фигурист Николай Панин-Коломенкин во время войны: обучение солдат, отряд на коньках, смерть ученицы, блокада

«Я всё ещё чувствую, что могу». Фигуристка Туктамышева уже готовится к новой Олимпиаде

«Обучение при помощи матерщины»

Шансы выжить в блокаде и у самого спортсмена были невелики. Но руководство про него не забыло. Член военных советов Северо-западного направления и Ленинградского фронта Андрей Жданов вызвал Панина-Коломенкина к себе и сообщил о возможности эвакуироваться. Так в феврале 1942-го Николай вместе с другими научными сотрудниками Ленинграда уехал по Дороге жизни в Москву. Но на этом его история с подготовкой солдат не закончилась. Уже в столице он продолжил обучать студентов военным навыкам в Центральном институте физкультуры. Занимался с ними всё тем же рукопашным боем, стрельбой, а также фехтованием — лишних умений в схватке с врагом быть не могло. Позже его отправили в Свердловск, где он вновь отвечал за лыжную подготовку солдат. Делал это, между прочим, максимально используя «великий и могучий». Об этом свидетельствует одна из вошедших в историю его фраз: «Обучение красноармейцев лыжам лучше всего проводится при помощи… матерщины!» После окончания войны Панин-Коломенкин вернулся в Ленинград и наконец-то смог снова посвятить себя любимой спортивной работе.

«В начале 50-х его привозили на каток в кресле, завёрнутого в плед»

Война и нахождение в блокаде неизбежно оставили отпечаток на всей дальнейшей жизни Николая. На тренировки ребятам он частенько теперь брал чёрный хлеб и немножко сала: подкармливал своих учеников такими съестными припасами. Это, разумеется, было нелишним. В послевоенные годы о каких-то деликатесах думать не приходилось — любая еда была в радость. В 1951 году Коломенкин наконец-то осуществил свою давнюю мечту, открыв в Институте Лесгафта кафедру фигурного катания — очень важный шаг для этого вида спорта во всём мире. Другая его заслуга — основание теории фигурного катания и методики обучения ледовому искусству. Он очень любил своё дело и отдавал ему все силы. Несмотря на солидный возраст, Николай всегда с удовольствием посещал каток, чтобы посмотреть на выступления фигуристов, наградить их, дать им напутствие. А те, в свою очередь, очень тепло потом о нём вспоминали. «В начале 50-х его привозили на каток в кресле, завёрнутого в плед. Он с интересом наблюдал за соревнованиями, награждал победивших грамотами, находил для них какие-то тёплые слова. Он всегда был очень приятным человеком, располагающим к общению», — рассказывала советская фигуристка Лидия Киселёва.

Великий фигурист Николай Панин-Коломенкин во время войны: обучение солдат, отряд на коньках, смерть ученицы, блокада

«Надеюсь, её арестуют». Визит Тутберидзе в США рискует обернуться грандиозным скандалом

Отложенное признание за рубежом

Жаль, что за рубежом признавать труды Панина-Коломенкина, пока он жил, не спешили. Только в 1987 году его работы по теории и методике фигурного катания по достоинству оценили и признали иностранные коллеги. Известный американский тренер Карло Фасси отметил высочайшее мастерство русских фигуристов и объяснил, чем они выгодно отличаются от своих соперников из других стран. «Что действительно лежит в корне русского катания — это вера в то, что творческое начало таится не в атлетизме — это шаг к нему, а фактически в величайшем техническом совершенствовании. На чём настаивал их великий фигурист Панин. Поэтому, в то время как другие фигуристы вращаются на льду как флюгеры, русские вычерчивают чистые и абсолютно плавные линии, как по лекалу», — говорил Фасси. Николай Панин-Коломенкин счастливо занимался развитием фигурного катания после войны ещё около 10 лет. Умер он 19 января 1956 года в Ленинграде. Его олимпийское золото хранится в Эрмитаже, а в его честь в Санкт-Петербурге проводится международный турнир «Мемориал Н. А. Панина».

Источник: championat.com

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

5 × 1 =

kwork
sport